Екатеринбург
  • Октябрьская площадь, 2
  • Площадь 1905 года 950 м
  • Драмтеатр 230 м
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Мое знакомство с театром началось чуть больше года назад, причем с такого мощного спектакля, как «Война» Владимира Панкова. Ощущения? Сродни содранной коже, шоковой терапии… как будто не хватало воздуха… в горле стоял такой ком, что было тяжело глотать еще пару часов после спектакля… В общем, так я открыла для себя театр и поняла, насколько...

Показать целиком

Мое знакомство с театром началось чуть больше года назад, причем с такого мощного спектакля, как «Война» Владимира Панкова. Ощущения? Сродни содранной коже, шоковой терапии… как будто не хватало воздуха… в горле стоял такой ком, что было тяжело глотать еще пару часов после спектакля… В общем, так я открыла для себя театр и поняла, насколько всепроникающим может быть это искусство символов, каким по сути и является театр – художественное полотно создается в ограниченных условиях: маленькая сцена (это вам не павильоны на киностудии!), минимум декораций, небольшое количество актеров, никаких тебе спецэффектов, кроме музыки и света... И что немаловажно – зрителю тоже приходится работать наравне с актерами, дорисовывая в своем воображении то, что невозможно выразить словами и действиями на сцене.
Идти на «Вечер шутов» было немного страшновато – отзывы были неоднозначными, но желание погрузиться в новую историю, получить свежие впечатления, испытать эти непередаваемые эмоции, когда ты «попадаешь в тему», задуманную драматургом и режиссером, пересилили все страхи. Кроме того, как любителя кинотворчества Сергея Соловьева (особенно «Черной розы – эмблемы печали…») и Дэвида Линча меня подкупил жанр постановки – трагифарс – уж что люблю, то люблю!
Как и всегда, первые минуты даются тяжеловато – ведь нужно погрузиться в атмосферу, сообразить, какой звукоряд будет сопровождать действие и пр. Это как после часа на солнцепеке заходить в море – неприятно, некомфортно, а потом привыкаешь и…. наслаждаешься стихией!
А на сцене действительно разыгралась стихия, которую я бы описала, как барахтанье отбросов общества, коими предстали артисты бродячего цирка, в полной безнадеге своего существования. И здесь – попытки вырваться из этого плена через унижение, предательство, цинизм; попытки порвать с самим собой, отвержение себя и потом принятие через боль, разочарование, страх сломаться, прогадать в этой жизни. И тут-то понимаешь, что дело не в том, кто ты, какого происхождения, чем ты живешь и чем зарабатываешь или не зарабатываешь на жизнь, вписываешься ли ты в ожидания и требования общества… Важно то, насколько ты счастлив быть собой и быть С собой – с самым родным и близким себе человеком! Ну а пороки… А что пороки? Они прекрасно себя чувствуют и в труппе вшивых циркачей, и за бархатными кулисами более высокой касты – в данном случае артистов театра «достопочтенного города», где и развернулась вся эта история. Пороки же – как чума, они не разбирают происхождения и чинов, они беспощадно и неумолимо лакмусовой бумажкой проявляют отбросы и элиту, сильных и слабых, достойных и подонков.
Вообще, по моим ощущениям, такой жанр театрального и киноискусства чрезвычайно полезен для лечения хронических заболеваний любого общества – лицемерия и ханжества. Вот эта вся грязь, брошенная в лицо, эти местами жесткие сцены и порой мерзкие персонажи как нельзя лучше очищают накипь, которая коркой покрывает сердца людей, плотным бельмом закрывает от них истинную суть вещей и их самих, заставляет их проявлять доброту и сострадание избирательно, только по отношению к людям честным, «хорошим». Потому какими-то нелепыми показались оханья двух дамочек на заднем ряду, очевидно попавших не по адресу: «Ой, я не могу это смотреть…», «Ах, зачем они это делают?!», «Скорей бы антракт, я уйду»… Либо тетеньки шли на водевиль или комедию, либо не были готовы к такому накалу страстей и талантов.
Несколько слов об актерах.
Спектакль действительно сложный, требующий огромных затрат, но выложились все – халтурой тут не пахло! И не могу не сказать отдельно о моих любимцах, уж пусть простят меня остальные артисты.
Настя Каткова. Как и всегда поражает полной самоотдачей, что порой кажется нехарактерным для такой молодой актрисы. Плюс выносливость – играя Анну в этом спектакле, нужно быть в прекрасной физической и эмоциональной форме, чтобы не раскваситься к концу второго действия. Ее Женщина в поисках лучшей участи и крепкого плеча – гармонична и закончена во всем ее отчаянии и решимости, ее циркачка, наездница «андалузского скакуна» – великолепна, красива; Настя сыграла, что называется, и за себя и за коня (ведь не приведешь же на сцену живую лошадь!)!
Игорь Кожевин. Признаюсь сразу: с его участием я могу смотреть любой спектакль. Харизма, профессионализм, попадание в роль… Альберт получился очень трогательный, близкий, вызвал сочувствие и понимание.
Иван Попов. Да, представьте себе! Его медведь полюбился сразу же своей милой мордахой, звериной искренностью и непосредственностью. Наверно, образ удался благодаря неутомимой работе Ивана – глаза, мимика, походка… У хорошего актера не бывает маленьких ролей!
Одним словом – ребята, браво!
И да, я не художник, но я так увидела. Мне понравилось. Очень. Спасибо!

  • 0

Нет комментариев

Реклама не загрузилась